Суббота , Октябрь 31 2020
Home / Аналитика / Коронавирус навсегда изменит мир — смелый образ жизни

Коронавирус навсегда изменит мир — смелый образ жизни

Более широкий и смелый подход к повседневному существованию теперь крайне важен для того, чтобы люди не подчинялись лицемерию и ортодоксальности, а также избегали разрушительного для окружающей среды и физиологии поведения.

Журнал Politico опросил более 30 крупных мыслителей США, каким будет мир после пандемии. Никто точно не знает, что произойдет; эксперты лишь пытаются спрогнозировать, как изменится общество, власть, здравоохранение, экономика, наш образ жизни и многое другое. Сегодня мы публикуем заключительную часть статьи.

Часть первая.

Часть вторая.

Часть третья.

ЭКОНОМИКА

Больше ограничений на массовое потребление

Соня Шах — автор «Пандемия: отслеживание инфекций от холеры до лихорадки Эбола и за ее пределами» и выходящей книги «Следующая великая миграция: красота и ужас жизни в движении».

В лучшем случае травма от пандемии заставит общество принять ограничения на культуру массового потребления в качестве разумной цены, которую придется заплатить, чтобы защитить себя от будущих инфекций и климатических катастроф. В течение десятилетий мы удовлетворяли наши непомерные аппетиты, распространяя на все более обширные территории нашу промышленную деятельностью и заставляя виды дикой фауны втискиваться в оставшиеся фрагменты среды обитания в непосредственной близости от нашей среды обитания. В результате животные микробы, такие как SARS-COV2, не говоря уже о сотнях других, от Эболы до Зики, смогли проникнуть в человеческий организм, что стало причиной эпидемий. Теоретически, мы могли бы принять решение сократить промышленное производство и сохранить среду обитания диких животных, чтобы микроорганизмы животных оставались в их организмах. Но скорее всего, мы увидим менее связанные преобразования. Всеобщий базовый доход и обязательный оплачиваемый отпуск по болезни станут центральными вопросами политических дебатов. Окончание массового карантина раскроет неудовлетворенный спрос на интим и мини-бэбибум. Шумиха вокруг онлайн-образования будет прекращена, поскольку принужденное к уединению поколение молодых людей изменит культуру на основе противоположного стремления к общественной жизни.

КоронаКризис 2020: Хроника событий, мнения экспертов, уроки прошлых кризисов. Можно ли заработать на кризисе?

Уровень неравенства будет расти

Tеда Скочпол — профессор государственного управления и социологии в Гарварде.

Дискуссии о неравенстве в Америке часто фокусируются на растущем неравенстве между 99 процентами бедного населения и 1 процентом самых богатых американцев. Но другой растущий разрыв — между одной пятой частью населения с высокими доходами и всеми остальными, и этот разрыв станет еще больше из-за кризиса.

За последние десятилетия самая богатая пятая часть американцев добилась еще большего прироста доходов по сравнению с теми, кто находится ниже в иерархии доходов. Чаще всего это члены супружеских, высокообразованных пар. Будучи профессионалами или менеджерами с высокой зарплатой, они живут в домах с удаленным доступом, и дети в таких домах имеют свои собственные спальни и не мешают работе на дому. В течение настоящего кризиса большинство из них получит стабильный доход, а предметы первой необходимости будут доставлены к дверям их дома.

У остальных 80 процентов американцев нет такой финансовой подушки. У некоторых все будет в порядке, но многим придется бороться с потерей работы и семейным бременем. Скорее всего, это будут одинокие родители или домохозяйства с единственным источником доходов. У них меньше возможностей работать из дома и они, скорее всего, заняты в секторах обслуживания или доставки, где они подвергаются наибольшей опасности контакта с коронавирусом. Во многих случаях их дети не смогут получить хорошее образование дома, потому что родители не смогут их учить, или домохозяйства могут не иметь доступа к высокоскоростному интернету, который обеспечивает дистанционное обучение.

ОБРАЗ ЖИЗНИ

Голод по развлечениям

Мэри Фрэнсис Берри — профессор американской общественной мысли, истории и африканских исследований в Университете Пенсильвании.

Некоторые существующие тренды, вероятно, будут углубляться, например, использование голосовых технологий для контроля проходов, безопасности и тому подобного. В краткосрочной перспективе университеты добавят курсы по пандемии, а ученые разработают исследовательские проекты для улучшения прогнозирования, лечения и диагностики. Но история предполагает и другой результат. После катастрофического испанского гриппа 1918-1919 гг. и окончания Первой мировой войны многие американцы жаждали беззаботного развлечения, доступ к которому облегчило внедрение автомобилей и радио. Молодые женщины, недавно получившие право голоса в соответствии с 19-й поправкой, стригли коротко волосы, часто посещали подпольные бары и танцевали «чарльстон». Экономика быстро восстановилась и процветала около 10 лет, пока иррациональные инвестиции не привели Соединенные Штаты и мир к Великой депрессии. С учетом прошлого опыта, можно предположить, что когда эта пандемия закончится, люди ответят тем же: почувствуют облегчение и начнут искать общение, развлечений и избавление от стресса.

Меньше общественного питания, но, возможно, больше приготовления пищи дома

Пол Фридман — профессор истории в Йельском университете и автор книги «Американская кухня: как это произошло».

В течение последних нескольких лет американцы тратили больше денег на еду, приготовленную вне дома, чем на покупку и приготовление пищи. Но теперь, когда рестораны в основном закрыты, а изоляция увеличивается, многие люди будут учиться или переучиваться готовить еду дома в течение следующих недель. Возможно, они снова полюбят готовить дома или, может быть, предпочтут доставку еды на дом. Классические рестораны тоже могут закрыться на постоянной основе, если люди начнут их реже посещать; вполне вероятно, что их станет гораздо меньше в Европе и Соединенных Штатах. Мы будем меньше общаться, по крайней мере, в течение некоторого времени.

Читайте также:  Централизация в биткойн-майнинге: исследование на основе статистических данных

Возрождение парков

Александра Ланге — критик архитектуры в Curbed

Люди часто воспринимают парки в качестве места для какого-то особенного занятия, например, в качестве футбольного поля, зоны для приготовления барбекю или игровой площадки, и теперь нужно избегать всех этих функций. Но от этого парки не становятся менее ценными. Я укрываюсь в Бруклине со своей семьей, и каждый день, когда мы выходим на улицу, идем по кругу на север через парк Бруклинского моста и на юг по набережной в Бруклинских Высотах. Я наблюдаю, как люди просят закрыть дороги в Парке Золотые Ворота, чтобы увеличить пространство для людей. В Британии National Trust пытается открыть больше садов и парков для бесплатного пользования. Городские парки, в которые большинство крупных городов вложили значительные средства за последнее десятилетие, достаточно велики, чтобы вместить как большое количество людей, так и обеспечить социальное дистанцирование. Способствует этому тот факт, что в северном полушарии наступила весна.

Выйдя из пандемии, общество, возможно, начнет ценить открытые пространства еще больше, и не только как место для крупных мероприятий и активного использования, но и как возможность быть вместе визуально. Я пишу книгу о торговых центрах, и я, конечно, не рекомендовала бы их посещение в настоящее время (учитывая все эти поверхности с вирусами). Но в пригородных сообществах торговые центры исторически выполняли одну и ту же функцию: в них можно было отправиться и провести время вместе. Сейчас у нас есть парки. После того, как все это закончится, я хотела бы увидеть рост государственных инвестиций в открытые, доступные, всепогодные места, где мы можем собраться, даже если нам больше не нужно находиться на расстоянии шести футов друг от друга.

Изменение в нашем понимании «изменений»

Мэтью Континетти — постоянный сотрудник Американского института предпринимательства.

«Сдвиг парадигмы» — одна из самых чрезмерно употребляемых фраз в журналистике. И все же пандемия коронавируса может быть одним из случаев, когда она применима. Американское общество знакомо с конкретной моделью изменений, действующей в рамках существующих параметров наших либерально-демократических институтов, в основном, свободного рынка и общества выраженного индивидуализма. Но коронавирус не просто атакует иммунную систему. Подобно гражданской войне, Великой депрессии и Второй мировой войне, он может поразить основы свободного общества. Государственные и местные органы власти действуют с различной, а иногда и противоположной скоростью, чтобы разрешить кризис глубинных масштабов. Мировая экономика вступила в начальные стадии рецессии, которая потенциально может перерасти в депрессию. Большая часть Америки уже полностью закрыта. Американцы в одно мгновение попрощались с обществом легкомыслия и непрерывной активности, и федеральное правительство предпринимает шаги, которые чаще всего наблюдают в военное время. Наши коллективные представления о возможностях уже изменились. Если сохранится опасность, которую коронавирус представляет как для здоровья отдельных людей, так и для потенциала общественного здравоохранения, мы будем вынуждены пересмотреть саму нашу концепцию «изменений». Парадигма сместится.

Нет тирании привычек

Вирджиния Хеффернан — автор книги «Магия и потеря: Интернет как искусство».

Люди, как правило, не склонны радикально менять свой ежедневный круг занятий. Но недавно появившаяся фантазия об «оптимизации» жизни – для достижения максимальных производительности и эффективности – привела к появлению неуклюжих доброхотов, которые пытаются представлять самые мрачные из возможных стилей жизни как героические. В «Четырехчасовой рабочей неделе», «Силе привычки» и «Атомных привычках» читателей призывают автоматизировать определенные виды поведения, чтобы они и дальше из чувства долга пахали как проклятые, да ели поменьше.

Но COVID-19 предполагает, что Петерсон (или любой другой службист, проповедующий привычки) не является лидером в наше время. Вместо этого обратим внимание на Альбера Камю, который в «Чуме» связывает уничтожение эпидемией вымышленного алжирского города с единственным фактором: постоянством. «Правда в том, — пишет Камю об ужасно скучном портовом городе, — что всем скучно, и каждый культивирует привычки». Связанным привычками горожанам не хватает воображения. У них уходит слишком много времени, чтобы понять, что к ним подкрадывается смерть, и давно пора перестать ездить на трамвае, работать за деньги, играть в боулинг и ходить в кино.

Может быть, как и во времена Камю, потребуются двойные призраки автократии и болезни, чтобы заставить нас прислушиваться к нашему здравому смыслу, воображению и нашей эксцентричности, а не нашей запрограммированности. Более широкий и смелый подход к повседневному существованию теперь крайне важен для того, чтобы мы не подчинялись Трампоподобным тираниям, лицемерию и ортодоксальности, а также избегали разрушительного для окружающей среды и физиологии поведения (включая наши любимые занятия: вождение автомобиля, употребление мяса, сжигание электричества). В настоящее время может произойти перезарядка приверженности более точному мировоззрению, в соответствии с которым мы признаем, что у нас осталось не так много времени на Земле, «Часы судного дня» находятся в минуте от полуночи и для того, чтобы наладить мирную и осмысленную жизнь вместе, потребуется нечто большее, чем заправка постелей и хитрые инвестиции. Сила без привычек.

Источник

About redakt777

Check Also

Новая S2FX-модель для оценки биткойна

В этой статье аналитик PlanB дополнительно подтверждает основу текущей S2F-модели, удалив из нее фактор времени …

Добавить комментарий